kapasev (kapasev) wrote,
kapasev
kapasev

Categories:

Из переписки

В этом году знатная пристоличная путешественница Валерия Глухова прошла классный маршрутик по Чукотке и очень ей впечатлилась. Не все чувствования доступны пониманию почти коренного жителя, но письмо интересное, в приложении фотка с моим автографом. Сделана на краю обитаемой зоны на заброшенной перевалбазе Речва. Три года назад там пурговали медики и тоже присылали.
opr00005
Далее часть её сообщения из письма

Ну вот. Месяц назад вернулась с Чукотки.
Тормошат меня давно - почему не пишешь. А я честно скажу, почему не пишу.
Потеряла я флешку SD-карту с видеозаписями. И потеряла, похоже, в Анадыре в аэропорту. Выпала из мелочевника, когда я билет доставала.
Когда я это поняла, уже дома, мир чуть не рухнул.
Но фото к счастью, осталось. Хотя многое на фото не снимали, т.к. динамику, например оленьи стада или лосей с медведями снимали только на видео. И в итоге его нет.
Настроение в этом смысле - ужасное.
Заодно - просьба.
Если выплывет вдруг где-то на форумах информация, что найдено, мол, то имейте в виду, что этот неудачник и растеряша - я.
Фото потихоньку обрабатываются, рассказ пишется, но не так быстро. Работать-то тоже надо . Ну хоть иногда. )
Вкратце о Чукотке могу сказать так.
Это не поход.
Это кусочек счастья. Кусочек счастливой жизни.
Я уже далека от юношеской романтики и склоняюсь в мировоззрении скорее либо к спорту (в туризме), либо к доброму здоровому цинизму )
Но Чукотка - это что-то невероятное.
Анализируя этот месяц, проведенный на краю земли, понимаю, что маршрут этот, который я выносила и родила прошедшей зимой, в целом офигенен, и совершили мы его хоть и трудом изрядным, но не в муках, а в удовольствие.
Идея похода была, конечно, пересечь Чукотку, не меньше. Но не с юга на север, а наоборот. Логично на заброске использовать летник и идущий автотранспорт, а спокойную и не текущую воду преодолеть с помощью транспорта - водного либо воздушного. Но не только пересечь. Еще забраться в горы. Самые крутые (по перепаду) на Чукотке. Выяснилось, что хребет Пекульней, например, столь же интересен и скалист, сколь и нехожен. Для туризма открыл его Рудольф Седов в 80-х годах, с тех пор туристов там, похоже, не было.
Летели мы в Певек, планировали на летнике застопить вахту в сторону Эгвекинота и заброситься в истоки нехоженой еще доселе реки Пыкарваам, по ней и сплавиться. Если время не позволит - то по Большой Осиновой, она покороче, но хоженая. Но волею случая попали на другую дорогу (не на Эгвекинот, а на Билибино, и все из-за поздней весны и большой воды). Нужная нам трасса была еще не пройдена дорожниками этой весной, ждать 10 дней мы не могли, поэтому раскинули штабные карты и переиграли верховья. Благодаря случаю и везению примкнули к дорожникам и с вахтой забросились в верховья рек, текущих еще в Ледовитый, но недалеко от водораздела. 30 км забросочной пешки с полным выходным весом - и мы переваливаем водораздел Ледовитый-Тихий. Там олени, там яранги, мауты, чукчи-оленеводы, детвора, чай, лепешки, мясо, а так же неожиданно квадроциклы, снегоходы "Ямаха", вездеходы, вся эта техника в распоряжении современных чукчей-оленеводов.
Мы попали в стойбище, где в 2011 году снимался фильм-лауреат фильмов неигрового кино "Книга тундры. Повесть о Вуквукае - маленьком камне".
Фильм этот ищется в сети, с его героями я виделась вживую. Посмотрите.
Далее сплав по истокам реки Юрумкувеем ( с Пыкарваамом мы в итоге встретились, он тоже приток Юрумкувеема, т.е. в итоге мы попали в искомое место, начало перехода к хребту Пекульней, приплыв по другим истокам), около 300 км по треку. Юрумкувеем сливается с Большой Осиновой и образует Белую.
Начинался сплав в условиях горной тундры, леса не было совсем, для постройки рамы у нас были взяты поперечины из салютовских весел и продолины из толстых частей обычных телескопических УДОЧЕК (!). Конструкцию мы еще дома тестировали, в совокупности для 50-70км, остававшихся до леса, она оказалась достаточно жесткой, но обращения требовала бережного.
Добравшись до первой ивы, продолины мы усилили.
Рыбалка поначалу была лишь из хариуса. Но сагудай был прекрасен.
Два раза по полдня мы пережидали на берегу сильные встречные ветра, мешавшие идти вперед. Спали днем. Шли поздно вечером, когда стихало, благо, что ночи светлые.
Два раза видели медведей, но они оказались человеком пуганые: ощутив наш запах, в ужасе спасались бегством. Мы не льстим себе и своему запаху ( к тому времени мы находились на маршруте 1й и 10й день), но , похоже, чукчи-оленеводы приучили местных медведей, что вслед за запахом раздается ужасное "ба-бах". И это хорошо. Пуганый медведь для нас гораздо лучше любопытного. Фальшфейер у нас, к слову, был. Один.
Достигнув устья ручья Афоникина, текущего со склонов хребта Пекульней, и оставив заброску - лишние вещи и продукты на выходную часть сплава, начали по нему подниматься. Сначала попробовали бечевой, таща кат на веревке, а иногда и на веслах вверх по течению. Но на быстринах вскоре стало ясно, что это неэффективно, проще разобраться и топать пешком. Катамаран несем, так как Афонькина и другие речки, притоки нашей реки, Белой, вполне сплавные, и 4 дня пешки вверх мы потом превратим в один день сплава вниз.
Тут же мы втопались в болотистую кочкарниковую тундру, и два дня было довольно мучительных. Но все равно, даже эти мучения не разубедили меня в том, что ТУНДРА - ПРЕКРАСНА! Она просторна, она всегда перспективна. Правда, когда нет ветра, жить очень сильно мешают комары и мошка, но то же самое было и на реке и в горах, и тундра тоже не исключение, но, приспособившись, жить было все-таки можно. Готовки на костре пришлось почти полностью исключить из-за комаров, все готовили в палатке, благо что газа хватало с избытком.
Тундра превратилась из болотистой в горную, каменистую, дневные переходы увеличились в полтора раза, до 20 км по прямой, а хребет Пекульней приблизился. Снегу на нем было подозрительно много.
Мы основали Базовый лагерь, перепурговали (сильный ветер и дождь) один день и отправились в горное кольцо с восхождением на гору Зубец (1323м), на высшую точку хребта гору Одноглавая (1393м) и гору Трезубец (1242м) - изумительную по красоте скальную башню ( вершины невысокие, но перепады от подножия от 800м до 1 км), с прохождением каньона реки Поперечная, с озерами Пекульнейгытгын и Ромб, с каровыми ледничками и узкими сквозными долинами, живописно перерезающими Пекульней. Продукты взяли на 4 дня. Но , конечно, ходили больше, почти 6, и, конечно, продуктов почти хватило. На вершинах туров не было. Кроме Одноглавой, где по отчетам, ходил Седов. Мы сложили туры, вложили записки. На Одноглавой в туре была ракетница, но записки в ракетнице не было, возможно, истлела.
Возвращаясь к своей базе ( заваленная камнями герма с продуктами на оставшуюся часть горного кольца и катамаран, на нем мы сплавимся обратно в реку Белая и далее к людям), осознанно усложняем путь и лезем через перевал Взлет. Его ходил Седов. А вдруг хоть там есть тур и сохранилась записка? И точно! 7 человек. Июль 1983 года. Долго офигеваем! Я еще в школу тогда ходила, когда Седов тут был. 31 год здесь никого не было! Это ж уму непостижимо.
Кстати, я пыталась еще из дома дозвониться Седову, но трубку в Магадане никто не брал.
Перебросили Базу к северу. В этот день случилось какое-то природное явление, какой-то чумовой силы ветер, текущий с гор, что-то типа Новороссийского бора` или фён, кажется это так называется.
Одним словом с гор тек холодный воздух, горы были окутаны такими странными причесанными облаками, а к подножию этот холодный воздух превращался в дикой силы ветер. Мы все же вышли, т.к. времени на пережидания у нас уже не было. Досталось нам крепко. Рюкзак рвался в полет, за его лямки тебя кидало и толкало, ноги не попадали на камни курума, вдобавок в полосах мороси и плохой видимости мы чуть не потерялись, но все же нашлись, дошли куда хотели. Правда, ценой неких травм.
В итоге назавтра в кольцо на исследование каньона реки Озерной, открытого Седовым, я отправилась одна.
Видимости не было, туман, но ветра почти не было.
Обойдя озера Южные Чекогытгын, я дошла до Озерной , а затем началось ошумление ( изумление + ошеломление).
Река провалилась, ушла в каньон, я иду по правому берегу вроде бы вниз по ее течению, но поднимаюсь в подъем.
В результате стены каньона выросли на глазах, а река провалилась в водопад, затем в другой, затем в третий, и еще и еще!!! Три водопада высотой 10, 20 и 40 метров один за другим !!! Дальше ещ три, поменьше.
И это не Путораны! Это Чукотка!
Смотрелось грандиознейше просто!
К сожалению, бездонные пропасти были забиты туманом, а у видеокамеры закончился аккумулятор, поэтому я дала себе обещание наутро прибежать сюда с фото и видео снова и все снова снять, что и сделала. Но, как вы знаете, впоследствии утратила. У меня остались только фото в туманную погоду и переснятые назавтра фото в нормальную погоду, да еще видео плохого качества, снятое на фотоаппарат в туман. Но каньон и водопады там худо-бедно видно. Эх!! А я так мечтала сделать фильм и показать этот природный чукотский феномен людям!
По рекомендации Седова, я сходила разведать приток , который он разведать не успел, с целью обнаружить еще водопады. Один водопад я в каньоне притока открыла. 7м. Думаю, туристов там еще не было. Геологи - те, конечно, были.
Дальше я отправилась взглянуть на каровый ледничок. Горная тундра исчезла, начались морены. Затем снежники. Рядом с ледничком обнаружилось подобие перевала. Вспоминаю, что Седов хотел сюда идтив горную "кругосветку", т.е. кольцо, но не позволила погода. Они сходили к леднику радиально. Ну а мне погода позволила. Вылезаю - на перевале тура нет. Хм. Я и здесь первая? Складываю тур. Пишу записку. Называю перевал именем Рудольфа Седова, магаданского путешественника. Тут забирается в голову авантюрная мысля залезть на безымянную вершину рядом, 977, там ведь тоже стопудов еще никто не был!!!
Иду по гребню, накрывает туман. пока я строила тур на перевале, вершина закрылась. ну что делать, ничего не видно.
Из четырех вершин две в тумане - Одноглавая и 977.
Две - Зубец и Трезубец - в изумительную погоду, ясную, без ветра и тумана.
Складываю еще один тур, пишу еще записку.
Набираюсь наглости и пишу, что хочу назвать вершину именем Седова. Не смог сюда подняться Седов, а ведь хотел!
Назавтра уходим от Пекульнея, от гор. Мои амбиции удовлетворены, дальше спокойный сплав, рыбалка - кета и сагудай из красной рыбы. Еще оленеводы и продбаза Афонькина, где мы отъелись сахаром и печеньками, где была баня. Потом шторм на реке Анадырь, поселок Усть-Белая, стремительные знакомства и встречи с замечательными и добрыми людьми, на следующий день мы стремительно улетаем на вертолете в Анадырь и успеваем на московский рейс. все очень ловко и крайне удачно, если не считать потери.
Кусочек счастливой жизни закончился.
Но очень хочется счастливой жизни еще. Я думаю, это возможно.
==
Валерия.
opr00001
opr00002
opr00003
Tags: Глухова, Пекульней, Чукотка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments